Наркомания - паутина смерти!
Как уйти от зависимости?

Дисциплина здоровый сон правильное питание Выстроеный режим, днялучшие помощьники в борьбе с алкогольной зависимостью

История, покрытая маком: чем опасно легальное выращивание наркотиков


История, покрытая маком: чем опасно легальное выращивание наркотиков

Правительство одобрило снятие запрета на выращивание опийного мака для медицинских целей. От этого зависит производство более десятка сильных анальгетиков, производство которых завязано на иностранных поставщиках. При нынешней политической обстановке это вопрос национальной безопасности, подчеркивают чиновники. Однако эксперты опасаются, что отечественное сырье пойдет и на нелегальный рынок — наркотический.

«Не надо этот эксперимент проводить на нашем населении, ничего не получится», — уверен кандидат юридических наук, эксперт по наркотическим делам Евгений Черноусов. Почему он и другие специалисты боятся снятия запрета на выращивание опийного мака, читайте в материале «Известий».

Импортозависимость

О том, что Минпромторг добивается снятия запрета на промышленное выращивание опийного мака, стало известно в апреле прошлого года. Культивирование наркосодержащих растений, как отмечали в ведомстве, позволит запустить в России полный цикл производства сильных анальгетиков, в которых нуждается по меньшей мере полмиллиона россиян, в том числе онкобольные.

Комиссия правительства РФ по законопроектной деятельности одобрила поправки Минпромторга, отменяющие запрет на промышленное выращивание опиумного мака для медицинских целей. Об этом стало известно 22 октября. «Цель законопроекта — создание на территории России производств полного цикла (включая выпуск фармацевтических субстанций) наркотических средств и психотропных веществ, импортозамещение в сегменте наркотических обезболивающих лекарственных препаратов», — говорится в сообщении кабмина.

Чиновники предлагают внести изменения в Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах». Пока выращивать опиаты в России можно только для научных целей. По данным кабмина, сейчас зарегистрировано 13 препаратов на основе опия (точнее, на основе добытых из опийного мака алкалоидов — морфина, тебаина, кодеина), из них девять входят в список жизненно необходимых.

Фармсубстанции для них импортируются в том числе из Австралии, Великобритании, Испании и США — все эти страны ввели санкции против РФ. 12 октября сообщалось, что Великобритания собирается отказать России в поставках. Официального подтверждения этой информации пока нет, отметил в беседе с «Известиями» директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов. Однако в любом случае нужно торопиться с налаживанием собственного производства, потому что риски есть.

Специалист подчеркивает, что обезболивание — самая чувствительная сфера в медицине. Если Россия останется без производных из опийного мака, может остановиться работа реанимаций, операционных, оказание паллиативной помощи. «Если позволяют условия, нужно двигаться [в налаживании производства] максимально быстро и безболезненно для налогоплательщика», — считает Давид Мелик-Гусейнов.

По оценкам Минпромторга, чтобы обеспечить 80% потребности, нужно производить 30 т маковой соломы в год. Сколько сейчас в Россию ввозится маковой соломы, неизвестно — в базе ФТС нет этих данных. Получить первый урожай с плантаций рассчитывали уже в 2019 году.

Опийный монополист

«Растить опиум для народа? Нет-нет, только не мы! — заявлял в интервью ТАСС глава «Ростеха» Сергей Чемезов. — У нас ни плантаций, ни возможностей, ни, честно говоря, желания заниматься данной темой».

Под маковые поля понадобится 200 га земли в южных регионах — Астраханской или Волгоградской области, говорил в прошлом году министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Для сравнения: в Великобритании в 2009 году маковые поля занимали порядка 3,2 тыс. га. В Австралии, которая является крупнейшим в мире производителем маковой соломы для медицинских нужд, посевы резко сократились в этом сезоне — с 30 тыс. га до 10 тыс. га. Виной тому резкое снижение спроса на сильные анальгетики в США: правительство страны, в 1990-е продвигавшее их, постановило на треть сократить число рецептов по этим препаратам. По статистике, ежедневно из-за передозировок ими погибают в среднем 150 человек.

Человечество использует опийный мак как болеутоляющее по меньшей мере 6 тыс. лет. В XIX веке, например, был популярен лауданум — эту опиумную настойку использовали в том числе как успокоительное и снотворное.

Вторая в мире страна по плантациям опийного мака — Испания. Там в 2015–2016 годах поля занимали 13 тыс. га, сезоном ранее — 8 тыс. га. За всеми процессами — посадкой, сбором, переработкой и импортом — следит компания Alcaliber, которая производит 27% морфина на мировом рынке. Предприятие нанимает фермеров-частников, однако контролирует весь оборот. Власти скрывают места, где располагаются плантации, чтобы избежать вылазок наркозависимых и наркоторговцев.

Согласно законопроекту, который одобрило российское правительство, заниматься этой работой смогут только федеральные государственные унитарные предприятия. Для этого им нужно будет получить специальную лицензию. Сейчас с опиумными веществами работает только Московский эндокринный завод, который возглавляет Михаил Фонарев — бывший замначальника управления по контролю за легальным оборотом наркотиков оперативно-разыскного департамента ФСКН.

Этот завод предположительно и займется выращиванием мака. Нет ничего плохого в том, что это предприятие было и останется монополистом, считает директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов. «Все-таки отрасль наркотических анальгетиков сверхчувствительна. Даже более чувствительна для государства, чем обеспечение онкологическими препаратами, — отмечает он. — Поэтому неслучайно это сконцентрировано в руках государства».

Уроки прошлого

Когда инициатива о снятии запрета на культивирование опийного мака только начала обсуждаться, сразу заговорили об опасности выхода сырья на нелегальный рынок. Давид Мелик-Гусейнов считает эти опасения несправедливыми: ведь как-то налаживают производство того же золота, чтобы не было хищений? «Всё зависит от того, как устроена система производства — на кого возложены контрольные функции, как они выполняются. Если это будет бесхозное поле, понятно, что будет воровство и нецелевое использование, — рассуждает директор НИИ. — Но если всё сделать по уму, как это было в Советском Союзе, — специально огороженные территории с круглосуточной охраной, с системой мониторинга, то проблем не будет».

Засеивать поля пищевым маком на Руси начали во второй половине XIX века. Промышленные объемы его выращивание достигло только после революции. В тот же период начала развиваться опийная культура мака — ее центр приходился на Семиречье.

В советское время в среднем урожай оценивался в 6–8 ц с 1 га , однако вместе считали масличный и опийный мак. Селекцией опиумного занимался Всесоюзный институт лекарственных растений, специалисты которого разработали даже собственные сорта — «Пржевальский-222», «Пржевальский-D250» и «Пржевальский-133». Плантации мака располагались на территории Киргизской ССР, в Иссык-Кульской котловине. А в 1987 году культивирование было запрещено решением Совета министров СССР.

И не просто так, подчеркивает кандидат юридических наук Евгений Черноусов, в советские годы работавший в милиции на территории Киргизии. «Почему в СССР прекратили выращивать опийный мак? Невозможно было организовать такую охрану маковых плантаций, чтобы не было хищений и последующего незаконного оборота», — объясняет собеседник «Известий».

По его словам, на Иссык-Куле в те годы поселились наркодельцы — самая настоящая мафия, ворота в их дома даже были выкрашены в определенный цвет. Как бы с ней не боролись, остановить оборот не удалось. «После запрета на посев еще 10 лет опийный мак, выращенный в Иссык-Кульской котловине, был в обороте», — подчеркивает Евгений Черноусов.

В 1955 году в Киргизской, Казахстанской, Туркменской и Таджикской ССР уголовные дела по факту расхищения и перепродажи опиума-сырца были заведены почти на 250 человек. У них было изъято 680 кг запрещенных веществ.

Евгений Черноусов настроен пессимистически. Он уверен, что отмена запрета на выращивание опиумного мака выйдет боком — приведет к возвращению опийной наркомании. Если при советской дисциплине не удалось сдержать наркобизнес, то не выйдет и сейчас, полагает специалист: «Моментально будут организованы преступные группы со многими звеньями, и всё это будет продумано на самом высшем уровне».

Лоббисты в дамках

Опасения Евгения Черноусова разделяет лидер всероссийского общественного движения «Стопнаркотик» Сергей Полозов. По его мнению, при существующих условиях опийный мак наверняка будут и воровать, и перепродавать. «Учитывая всё это «братско-дружественное» отношение к выращиванию наркотических растений, без этого никак не обойдется, — сказал Полозов «Известиям». — Это, безусловно, очень опасно для нас». В России и так теряют позиции по борьбе с оборотом запрещенных веществ — каждый год в стране появляется от полумиллиона до миллиона новых наркопотребителей, говорит глава «Стопнаркотика».

Сергей Полозов, лидер движения «Стопнаркотик»

"Если говорить глобально, то это даже не колокольчик, а набат о том, что нарколобби хорошо себя чувствует в нашей стране и продвигает одну за одной инициативы, которые угрожают всё большей наркотизацией в стране."

По его словам, сейчас и так с антинаркотической борьбой проблемы — после ликвидации ФСКН почти не ведется работы по борьбе с международными каналами поставки наркотиков, в том числе героина.

Лидер «Стопнаркотика» предположил, что наращивание производства препаратов на основе опия в будущем может привести к тому, что начнутся разговоры о введении в России метадоновой, иначе говоря, заместительной терапии. А отказ от нее — один из столпов российской политики в области борьбы с наркоманией наряду с принципиальным протестом против легалайза и отказом декриминализировать ст. 228 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов»).

Дела огородников

Эксперты сходятся во мнении, что сейчас проблемы с нелегальным оборотом опийного мака и его плантациями минимальные. В 2010–2015 годах было возбуждено порядка 10 тыс. дел по факту продажи мака, в последние годы подобная статистика не публиковалась. В криминальных сводках регулярно мелькают новости о задержании огородников за выращивание опийного мака.

Например, летом полицейские возбудили уголовное дело против 63-летней жительницы Октябрьского района Челябинской области, на участке которой было обнаружено 289 кустов опийного мака. Этот инцидент прошел незамеченным в отличие от дела пермского ветерана труда, пенсионера Игоря Трошева, которого осудили на год условно за обнаруженные на участке 467 кустов запрещенного растения. За три недели петицию в его защиту подписали более 244 тыс. человек.

По словам дедушки, мак вырос у него на огороде после того, как ему завезли новый грунт. Сам он принял его за сорняк. Споров вокруг дела не перечислить. Активисты собирают деньги на помощь ветерану труда, а ряд экспертов сомневается в том, что опийный мак на участок занесло случайно. В частности, такой позиции придерживается уполномоченный по правам человека в Пермском крае Павел Миков. «Он, по сути, выступил своеобразным заложником и жертвой своих родных, которые попросили его, чтобы он начал эти кусты мака на своем участке выращивать», — сказал омбудсмен. 

В прокуратуре подчеркивали, что просили пенсионера вырубить мак, прежде чем заводить дело. Во время допроса он это признал, а позже поменял показания. И хотя обвинение считало наказание и так мягким, прокуратура предложила пересмотреть договор.

Кондитерский картель

Помимо дел против дачников не менее резонансными становились расследования против кондитеров. В июле 2015 года воронежский суд приговорил четырех местных жителей к реальным срокам лишения свободы — не менее восьми лет каждому. Во время обысков было изъято порядка 5 т маковой соломы, которую, по версии следствия, замаскировали под семена кондитерского мака. Все фигуранты дела — члены семьи Полухиных: отец, дочь, жена и ее сестры. Все они пекли булочки для собственного кафе. Утверждали, что у них изъяли обычный пищевой мак. Еще одно громкое расследование — против специалиста Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольги Зелениной, которая проводила экспертизу поставок мака как для Полухиных, так и для бизнесмена Сергея Шилова, против которого также было возбуждено «маковое» дело.

Спор между кондитерами и правоохранителями был неразрешим. Одни настаивали на том, что в кондитерском маке неизбежно будет минимальная примесь наркотических веществ. При этом мак, из которого делается начинка для булочек, не имеет ничего общего с опийным. У надзорных органов была своя правда: они утверждали, что процент наркотической «примеси» никак не похож на случайную. Более того, факт подмены кондитерского мака наркотическим подтверждали зарубежные поставщики. Власти Чехии, из которой шло больше половины сырья, заявляли, что «последние несколько лет в Россию под видом традиционного пищевого мака чешского происхождения завозится технический мак, выращенный для фармацевтических целей в других странах, который в дальнейшем используется для производства наркотиков».

В прошлом году в Минэкономразвития отмечали, что наряду с вопросом выращивания опийного мака для медицины следовало бы урегулировать и вопрос с пищевым — это важно для безопасности промышленности. Кандидат юридических наук Евгений Черноусов подчеркивает: в непонимании разницы между наркотическим и пищевым маком лежит корень многих проблем. «Есть четкое разделение. Опийный мак так и называется, потому что только из него можно произвести опий и впоследствии героин и лекарственные средства, — объясняет он. — Масличный мак — для кондитеров». И для начала, по словам юриста, следовало бы в законодательстве разобраться с этой проблемой.

Источник: Известия
Ответить на пост

Ответов на пост: 0

Представтесь, пожалуйста:

Текст (*):

Звездочкой (*) отмечены поля, обязательные для заполнения.