Печать зеленого змия


Печать зеленого змия

Никто не станет спорить, что алкоголизм и наркомания - угроза национальной безопасности России. Каждая из этих бед пришла в нашу страну в свое время, и между ними как минимум несколько столетий. Однако сегодня и алкоголизм, и наркомания в одинаковой степени угрожают безопасности страны.

Никто не станет спорить, что алкоголизм и наркомания - угроза национальной безопасности России. Каждая из этих бед пришла в нашу страну в свое время, и между ними как минимум несколько столетий. Однако сегодня и алкоголизм, и наркомания в одинаковой степени угрожают безопасности страны. Наш собеседник - Сергей Анатольевич Полятыкин, эксперт Общественной палаты, руководитель медицинской программы фонда "Нет алкоголизму и наркомании".

- Алкоголизм существовал всегда, во все времена? Или же эта угроза появилась сравнительно недавно?

ПОЛЯТЫКИН: Насчет разделения тем согласен, но мы всегда должны помнить, что и алкоголь, и наркотики относятся к психологически активным веществам, которые меняют состояние психики. И, скажем, число людей, употребляющих психоактивные вещества, всегда примерно одинаково, хотя в зависимости от разных причин, в разные времена может увеличиваться число употребляющих либо алкоголь, либо наркотики и другие вещества.

Что касается употребления алкоголя, в России это давняя проблема. Наверное, можно считать с XV-го века, когда стало допустимо употребление алкоголя не только по праздникам. В более ранние годы употребление разных опьяняющих напитков (в частности, варилось домашнее пиво) было связано с ритуальными целями, и допускалось это всего несколько раз в году. Ну, скажем, для иррационального общения с духами предков и в какой-то безопасный период, например, после окончания посевной или сбора урожая, когда это не влияло уже на жизнеобеспечение.

Но времена менялись, и на пьянстве людей стали зарабатывать деньги, в том числе и казна. И после того как в течение нескольких десятков лет было разрешено потребление алкоголя, царь вынужден был созвать Собор (он так и назывался: "Пьяный собор"), где обсуждалась проблема пьянства. Это уже XVI-й век.

- Созыв Собора уже тогда был связан с повальным пьянством?

ПОЛЯТЫКИН: Тогда это была проблема в основном для городов. В деревнях народ не пил - община строго следила за этим, потому что наличие пьяницы снижало выживаемость самого сообщества: налоги распределялись на всю общину, а кто станет платить налоги за пьяницу? Вплоть до того, что пьяницу из общины выгоняли, а его имущество делилось между членами общины.

- Вам не кажется, что проблема обострилась, когда староверы стали отходить (а староверы всегда отказывались от употребления спиртного, и отказываются до сих пор)? Может, проблема имела не только светское, но и религиозное разрешение?

ПОЛЯТЫКИН: Естественно, в каждом религиозном течении формировались свои стереотипы поведения, но если это совпадало со стремлением власти заработать, то консенсус обычно находился. Если смотреть на историю алкогольного вопроса, то всегда были периоды, когда государство пыталось заработать на обороте алкоголя, а когда зеленый змий вырывался на волю и производил разрушения в государстве, пыталось его ограничить. Пример - сухой закон 1914-го года.

- Это уже век XX-й. А вот при Петре алкоголь поощрялся. И характерное пощелкивание пальцем по шее пошло, по легенде, от печати, которая ставилась на шее пьющего. И такой человек, пощелкивая пальцем по печати, имел право в местах, где продавался алкоголь, требовать бесплатного обслуживания...

ПОЛЯТЫКИН: У власти всегда был соблазн использовать психоактивные вещества, тем более досстаточно дешевые, как алкоголь, чтобы влиять на экономику, на массы. Потому что понятно: управлять людьми, интерес которых заключается в том, чтобы хорошенечко оттянуться, повеселиться и выпить, гораздо проще.

- Но обратите внимание: управлять одним человеком, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, очень трудно. Такой человек всегда против всего, и против власти в том числе. А вот управлять пьяной толпой легче, чем трезвой. Так ведь?

ПОЛЯТЫКИН: В принципе, так. У пьяного сфера интересов сужается, поэтому некую идею проще предложить пьяной толпе. И она среагирует быстрее, чем толпа трезвая...

-------------------------------------------------------------

Мы говорили раньше о понятии "алкоголизм"; у нас появилось новое явление. Новое в том смысле, что его стало много, хотя оно всегда присутствовало в нашей стране. Это наркомания. В период 70-80-х годов прошлого века было ограниченное количество наркотиков. Таблетки ("колеса") воровали в аптеках либо соединяли сильдействующие средства с тем же алкоголем.

Но со временем, где-то в начале 80-х годов, появились первые поставки героина. Их перехватывали, потому что по-иному была настроена система правоохранительных органов. Но постепенно их становилось все больше, и многие алкоголики постепенно отказывались от употребления алкоголя и переходили на наркотики. И они от этого ничего не теряли, более того, даже приобретали некий "вес в обществе...


- Даже во многих фильмах показывают: в той же Америке даже президент в молодости употреблял наркотики. Да и вообще: как же так, ты еще ни разу не курил наркотики?! Вот так это стало постепенно появляться и у нас. И у нас теперь наркомания, согласно некоторым данным, занимает позиции, близкие к алкоголизму. Так?

ПОЛЯТЫКИН: Нет, по распространенности, конечно, нет. Просто у нас есть организация, которая, чтобы оправдать бюджетные миллиарды, ею потраченные, утверждает, что у нас пять миллионов наркоманов. Откуда взялась эта цифра? Они говорят, что это - экспертная оценка.

У нас зарегистрировано примерно триста пятьдесят тысяч наркоманов (на два с половиной миллиона зарегистрированных алкоголиков), но хочу подчеркнуть, что и здесь тоже есть определенная игра статистики. Наркомана до того времени, как снять с учета (если он к тому времени не умрет в случае, если не прекратит прием наркотиков), нужно наблюдать пять лет трезвым. То есть в эти триста пятьдесят тысяч входят и те наркоманы, которые находятся в ремиссии, то есть не употребляют наркотики, но еще состоят на учете. Поэтому реальное число, возможно, несколько меньше, чем триста пятьдесят тысяч, возможно, чуть больше. Но в то же время нельзя считать наркоманами всех, кто в какой-то период попробовал наркотик- сдуру, по молодости, за компанию, как это обычно бывает.

Да, наркомания - серьезная проблема, но она неразрывно связана с проблемой алкоголизма, то есть с проблемой потребления психоактивных веществ.

- То есть фактически - это те же самые люди?

ПОЛЯТЫКИН: Конечно, это люди с теми же самыми проблемами.

- А синтезированные наркотики опаснее так называемых "естественных", природных?

ПОЛЯТЫКИН: Есть действительно очень опасные. Они в очень небольших дозах могут приводить к смерти. У каждого медицинского препарата есть понятие "терапевтическая широта". Допустим, чтобы получить лечебный эффект, человеку достаточно употребить десять миллиграммов. Но если он ошибется и примет сто миллиграммов, то ничего страшного не произойдет.

С наркотиками иначе; эта широта очень сужена: от дозы, производящей эффект, до смертельной дозы - очень небольшое расстояние. И понятно, что оттого, сколько наркодилер, торговец, который перепродает препарат через десятые руки, вложил в дозу мела, сахара, зависит действие. И если поступал, допустим, чистый героин, то были случаи массовых передозировок. По сообщению Госнаркоконтроля, в регионах, где было эффективное изъятие героина, на смену мог придти так называемый "белый китаец", "крокодил", и люди, которые продолжали употреблять его в прежних ппривычных количествах, просто гибли.

- А где выше эффект лечения? И вообще, можно ли вылечить от алкоголизма и наркомании?

ПОЛЯТЫКИН: Большинство болезней вообще не лечится окончательно. Сахарный диабет, хроническая ишемическая болезнь сердца, хронический гепатит, - это все заболевания, с которыми человек живет всю жизнь. С помощью лечебных мероприятий, правильного образа жизни, режима труда и отдыха, реабилитации, диеты, правильных нагрузок человек может получить высокое качество жизни, - болезнь не будет о себе напоминать, и человек будет ощущать себя здоровым. Но при нарушении правильного образа жизни болезнь может вернуться.

Точно так же и при хроническом алкоголизме и наркомании. Если мы исключаем из "рациона" алкоголь, наркотики, применяем определенные психотехнологии, которые позволяют избежать употребления психоактивного вещества в привычных ситуациях, это приводит к ощущению здоровья. Если алкоголика насильно заставить не употреблять алкоголь - запереть, закодировать, ввести препарат, который исключает употребление алкоголя, и больше ничего не делать, - то человек станет раздражительным, грубым. Иногда приходят родственники, и приходится слышать: да лучше бы его не кодировали, - он стал невыносимым.

Поведение человека совершенно меняется. Это как раз нелеченный алкоголизм, - мы лишь прекратили его поступление в организм. А дальше нужна большая совместная работа психотерапевта, психолога с пациентом, участие пациента в "группах анонимных алкоголиков", чтобы у него изменилось восприятие окружающего мира, восприятие самого себя, своей проблемы.

Чтобы человек научился психотехнологиям, потому что в жизни каждого бывают сложные жизненные ситуации, психологические стрессы, которые постоянно будут возвращать человека в ситуацию, которую он мог бы решить по-иному, употребив алкоголь. Поэтому человек должен научиться психотехнологиям, которые помогали бы ему избежать возвращения к приему алкоголя. И для человека это очень тяжелый труд...

Ответить на пост

Ответов на пост: 0

Представтесь, пожалуйста:

Текст (*):

Звездочкой (*) отмечены поля, обязательные для заполнения.