Пиар для алкоголиков


Пиар для алкоголиков

Похоже, идея принудительного лечения алкоголиков и наркоманов всерьез овладевает умами власть предержащих. К лагерю сторонников этой идеи, наряду со спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым, главой Роспортребнадзора Геннадием Онищенко и другими высокопоставленными чиновниками, присоединился в пятницу начальник ГУВД Москвы генерал-полковник Владимир Пронин.

Главный столичный милиционер предложил возродить лечебно-трудовые профилактории (ЛТП), которые были полностью ликвидированы в России с 1 июля 1994 года.

В бывшем СССР ЛТП выполняли роль специальных медицинских учреждений, которые занимались принудительным лечением хронических алкоголиков и наркоманов. По данным Пронина, в настоящее время в органах следствия и судах лежат около 300 тысяч "отказных" материалов по фактам истязаний в семье, дебошей, побоев и так далее, отмечает РИА "Новости". По мнению начальника ГУВД Москвы, возрождение системы ЛТП позволит решить данную проблему.
 

Помимо возвращения к проверенным методам, генерал считает, что в столичных СМИ необходимо завести рубрику "Позор!", в которой будут публиковать фотографии водителей, севших за руль в пьяном виде, а также серьезно нарушивших правила дорожного движения.

"На прошлой неделе я встречался с городской прессой, которая относится к нам благоприятно и хочет, чтобы Москва стала лучше", - цитирует Пронина агентство “Интерфакс" . Главный московский милиционер пояснил, что уже обратился к ряду газет с просьбой о предоставлении места для публикации так называемых "досок позора".

Господин Пронин напомнил, что такая практика существовала еще в царской России. "Например, в "Московских ведомостях" до революции писали, что такой-то мещанин в таком-то ресторане учинил драку. Это был позор", - подчеркнул начальник ГУВД. На полосы газет, по мнению генерала, вполне могла бы попасть молодая женщина, задержанная в пятницу утром за нахождение в нетрезвом виде за рулем. Нетрезвая водитель машины попыталась вступить в драку с сотрудниками ДПС, отметил генерал.
 

"Я сегодня Казанцеву, начальнику ГАИ, сказал так: чтобы она завтра была в газете, полностью сфотографированная, с рассказом о том, как бузила и так далее", - возмутился Владимир Пронин.

По его мнению, подобные материалы позволят постепенно "навести порядок и остановить беспредел".

В Департаменте обеспечения общественного порядка МВД России, к подобным инициативам в целом относятся благожелательно. "Мы приветствуем любые начинания, направленные на профилактику совершения преступлений, - заявила Стране.Ru официальный представитель департамента Юлия Иванова, - В том числе и принудительное лечение, если оно снизит уровень преступности. Не секрет, что треть преступлений на бытовой почве совершаются в состоянии алкогольного опьянения. Другое дело, что это должно быть государственное решение, учитывающее не только медицинский аспект проблемы принудительного лечения, но и юридический, чтобы при этом не нарушить прав как пациента, так и окружающих его людей".
 

Между тем профессиональные наркологи не испытывают эйфории от планов возрождения ЛТП.

"Тут несколько аспектов, - объяснил Стране.Ru президент фонда «Нет алкоголизму и наркомании», член Общественной палаты РФ, член комиссии по правам человека при Президенте РФ, главный детский и подростковый нарколог Москвы Олег Зыков. – Если мы говорим о человеке, который совершил уголовное или административное правонарушение в состоянии опьянения, то судить его надо как дебошира, как человека, который подвергает близких домашнему насилию, а не как алкоголика или наркомана. Если мы говорим о человеке, который может быть опасен для себя и окружающих, то такой человек, согласно ст. 29 «О психиатрии», может быть подвергнут принудительному обследованию и отправлен в дальнейшем на принудительное лечение".

И третий вариант, по словам Зыкова, когда человек пьет, но не представляет собой опасности для окружающих. "Общество всеми силами хочет ему помочь. К сожалению, вариант принудительно излечения тут не работает. Выздоровление связано с поиском новых нравственных инициатив, с поиском мотиваций. Это очень сложный и тонкий процесс, который не терпит никакого насилия и принуждения, - отметил Стране.Ru Олег Зыков, -
 

- Все нынешние инициативы: давайте полстраны посадим в ЛТП, организуем 100% забор мочи у населения и т.д. - это чистой воды демагогия".

В свою очередь, правозащитники по-прежнему относятся к государственной системе ЛТП скептически. "Советская система принудительного лечения, была, мягко говоря, спорной, - заявил Стране.Ru эксперт общественной организации «За права человека» Андрей Налетов. – Как там лечили, и какой был результат, всем хорошо известно. Кроме того, человек должен попадать в лечебницу только по решению суда.
 

Вторая проблема - затея эта весьма дорогостоящая, а эффект от нее нулевой. Я не знаю людей, которые бросили пить принудительно, это должно быть решение самого человека".

Между тем, принудительное лечение больных алкоголизмом существует практически во всех развитых странах мира. В Швеции, Италии и Германии алкоголиков помещают в специальные лечебные центры по решению суда. Во Франции такое право предоставлено прокурору. В этих странах власти исходят из принципа, что прежде всего, каждый человек должен пройти квалифицированное обследование и получить заключение медиков.

Однако в международном опыте борьбы с пьянством все-таки нет единой схемы. Например, для принудительного лечения в Японии достаточно подозрения в алкоголизме, в Канаде необходимо установить факт зависимости от алкоголя, в Великобритании требуется доказательство того, что употребление алкоголя осложнено психическими расстройствами.
 

Однако практически везде главным условием для принудительного лечения является опасное поведение алкоголика.

В марте 1974 года вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков». Им устанавливалось, что в ЛТП должны направляться лица, «уклоняющиеся от лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок или правила социалистического общежития».

Срок пребывания в ЛТП устанавливался от года до двух лет, решение о направлении в него принимал местный судья. Лечебными, как и профилактическими, эти учреждения назывались совершенно формально. Лечение в виде приема больших доз препарата антабус в первый месяц пребывания, было, по сути, частью наказания за пьянство. Побег из ЛТП подлежал уголовному наказанию.

Правозащитники рассматривали содержание в ЛТП как часть советской карательной медицины. В 1993 году Верховный Совет РФ принял решение о ликвидации ЛТП, оно вступило в силу с 1 июля 1994 года. В настоящее время советская система ЛТП практически без изменений сохранилась в Белоруссии и Туркмении, что служит поводом для протестов правозащитников и оппозиции.

Ответить на пост

Ответов на пост: 0

Представтесь, пожалуйста:

Текст (*):

Звездочкой (*) отмечены поля, обязательные для заполнения.